> Call for Proposals: Central Asia Feminist Participatory Action Research (FPAR) Programme

Call for Proposals: Central Asia Feminist Participatory Action Research (FPAR) Programme

Русский вариант, кликните здесь
Feminist Participatory Action Research for Change!
Support to Rural, Indigenous, Urban Poor Women’s Organisation in Central Asia
CALL FOR PROPOSALS

DEADLINE: Monday, 3 June 2019

APWLD invites grassroots women’s rights organisations and movements from Central Asia (Kazakhstan, Kyrgyzstan, Uzbekistan, Tajikistan and Turkmenistan) to take part in this exciting Feminist Participatory Action Research (FPAR) programme that aims to develop capacity, tools and resources that support rural, indigenous, migrant and urban poor women (RIMUP). In 2019 Central Asia FPAR (CA FPAR) will focus on the issue of Central Asian women’s access and control over land and resources, decent work and living wage, and women’s voice (women’s democratic participation and bodily autonomy). This FPAR in Central Asia is part of APWLD’s Breaking out of Marginalisation (BOOM) programme.

Background

Central Asia remains relatively underrepresented compared to other sub-regions of Asia. Central Asia consists of five culturally and ethnically diverse countries that have followed different paths to political and economic transformation since achieving independence from the Soviet Union (USSR). Kazakhstan and Kyrgyzstan have in relative terms made strides in market reforms, while Turkmenistan and Uzbekistan have not yet completed their transitions to market economies. Tajikistan represents an intermediate case.

Central Asia is also surrounded by regions with internal/cross-border conflicts, including the continuous civil war in Afghanistan (since the mid-1970s), the separatist movement in the Xinjiang region of China, the India-Pakistan conflict in Kashmir, frozen conflicts in the Southern Caucasus and the long-lasting economic and political isolation of Iran. Given these regional realities, Central Asia is part of several struggles that intermittently see external actors compete for attention, power control and ultimately for access to land and resources[1]. which can partially contradict each other (as One Belt One Road (OBOR), Eurasian Economic Union, Shanghai Cooperation Organisation, etc.).   Furthermore, the transition period to market economies in all these countries brought unique fusion of political, economic, and social transformation.

With rapid changes in political, economic and social structures and policies, there are growing body of evidence on the violations of human rights, fundamental freedoms and threat to participatory democracy. In Kazakhstan authorities jailed peaceful protesters, targeted outspoken activists with criminal charges, and prosecuted independent journalists. Parliament adopted laws placing burdens and restrictions on non-governmental organisations[2]. In Uzbekistan authorities maintain rigid control over the population, severely curtailing the freedoms of association, expression and religion. Turkmenistan remains among the world’s most repressive and closed countries. The recent reform in 2016 removed term limits for the presidency, rendering ultimate, unchallenged power to the president. The government ruthlessly punishes any alternative political or religious expression, despite the constitutional protection for freedom of expression and exerts total control over access to information and mass media. In Kyrgyzstan, while there have been some meaningful improvements in its human rights record such as the Parliament’s rejection to a draft law on “foreign agents” that would have demonised many non-governmental groups; it still struggles with deeply patriarchal and heteronormative gender norms as evident in the currently pending bill that allows prosecution of LGBTIQs. Tajikistan has had ongoing, severe human rights crackdowns, with further arrests of government critics and violent retaliation against the relatives of dissidents abroad.[3]

The region is seeing rapid spread of Islamic fundamentalism, such as in the Ferghana Valley (which is situated partially in Uzbekistan and Kyrgyzstan); while governments have been inadequate, if not missing, to respond to the growth of religious fundamentalism. Instead, the governments use Islamic fundamentalism as an excuse to arrest and imprison their political enemies in order to consolidate their rule in the region.

Such economic, social and political context of the region does not bring benefit to the situation of women. The Central Asian countries recognise gender equality as a prerequisite for sustainable and inclusive development as emphasised in the national development programmes. Each country has necessary institutional and regulatory frameworks such as national actions plans, gender action plans, gender-sensitive policies, however challenges remain to advance women’s human rights, especially of those most marginalised including rural, indigenous, migrant and urban poor women and their communities. The political will for women’s human rights has been largely declarative and has not generated significant structural changes in Central Asia.

Gender discrimination and patriarchal values towards women and their gendered roles largely directs many spheres of public and private life of women in Central Asia. It has further denied women’s right to property, land and livelihood including their rights to inheritance, decision making and management over natural resources. Customary and/or family laws and marriage related practices in Central Asia impede women to own land and property.

Furthermore, land grab by large (foreign) corporations facilitated by trade and investment agreements are removing people from their own land, significantly violating women’s livelihoods. Land degradation, deforestation, pollution of land and water, loss of biodiversity, water related issues are major problems of the sub-region, which aggravate women’s situation with health risks and poverty. Since USSR times Central Asian countries were used as nuclear waste storage, uranium, antimony mining and testing ground for different experiments. Countries of the region have underground deposits of chemicals and minerals bringing foreign mining corporations which do not care for environmental, social and economic issues of the countries and local communities.

In most countries in the region, gender wage gap is high, e.g. women receiving in average only 60-80% of their counterparts. Women are also confined to the “glass ceiling”, which limits opportunities for them to take leading positions; and they often face so-called “hidden” discrimination in the labor market. Majority of women labour migrants in worst conditions without any guarantees for their right protection.

Poverty, high unemployment and low wages force women from Central Asia to go into labor migration within and outside the region. Most of migrant women from Central Asia find themselves working in informal, precarious and often slavery-like working conditions as domestic workers, care and service providers -as nanny, nurses, sex workers, as well as sales persons at local markets and garments factories.

Women’s political participation has been seeing a sharp decline: Women’s representation in national parliaments averages about 27,1 percent in the parliament of Kazakhstan, 25 percent in parliament of Turkmenistan,19 percent in the parliament of Tajikistan, 16 percent in Uzbekistan and 19,2 percent of seats have taken by women in Kyrgyzstan.[4]

Violence against women is pervasive, in the forms of domestic violence, sex trafficking, bride kidnapping and early marriages and condoned by state and non-state actors. Governments failed to adequately respond to sex trafficking while polygamy, became a de facto reality for women in Central Asia[5].

Sexual harassment at workplace has also seen significant increase and women’s access to justice remains as a systemic challenge given the dominant patriarchal values in society as well as the reality that most of working women are engaged in informal, unregulated and unprotected sectors.

APWLD believes that ‘development’ is supposed to benefit poor, marginalised women in Central Asia. They are best able to identify both the problems and solutions. Since 2013, APWLD together with rural, indigenous, migrant, women workers and urban poor women organisations and other movements in the region has made a unified call for Development Justice. Development Justice promotes peoples’ rights, dignity, wellbeing and solidarity while addressing the inequalities of wealth, power, and resources between countries, between rich and poor and between men and women.

APWLD believes in the power of local feminist movements. In order to challenge the current development model and to claim women’s rights, strong movements of rural, indigenous, migrant, urban poor women are needed. They must be supported to build their capacity to document the impact of loss of access in resources, their lives and livelihood, have meaningful engagement in decision making processes and are able to form strong local feminist movements that work with other movements to demand accountability from state and non-state actors, and able to push governments in tackling systemic barriers to women’s land rights and sustainable development.

To address the need to increase the evidence base advocacy and the need to have women as vocal and effective organisers, advocates and campaigners in human rights, APWLD supports 8-10 local organisations to conduct Feminist Participatory Action Research for Change “Support to Rural, Indigenous, Migrant, Urban Poor Women’s Movements in Central Asia”.

JOIN OUR FEMINIST PARTICIPATORY ACTION RESEARCH FOR CHANGE!

Eight to ten partner organisations will be selected to work with APWLD for 1.5 year ( July 2019 – December 2020 ) to document:

  • The impact of human rights violations on rural, indigenous, migrant, and urban poor women at the local or country level, specifically on the following three thematic focus areas:
  1. Access to and control over land and resources – includes the issues of land grabbing, forced displacement, loss of livelihood, unsustainable agriculture, land degradation, impacts of extractive industries and energy projects,women’s land ownership/inheritance rights, etc.
  2. Decent work and living wage – includes the issues of labour rights of women, especially working in informal sectors, migration, trafficking, etc.
  3. Women’s Voice and Autonomy – includes the issues of women’s democratic participation in decision makings in the family, in community and at society at large, violence against women, bodily autonomy, peace and access to justice, etc.
  • Community-owned solutions and demand for Development Justice.

Researchers will be introduced to a human rights based approach to development; feminist participatory action research methods; advocacy and campaigning for change. They will access training in international human rights standards and rights-based approaches to their area of research. Through a combination of face-to-face and online modules, they will:

  • Share the frameworks within their communities,
  • Learn practical feminist participatory action research skills, and
  • Develop and implement a community-based research plan. The advocacy planning for the documented cases will be done during the workshops so that each research will have a clear purpose and target for the research report.

Support for Selected National Partners

APWLD will provide eight to ten organisations with a small grant to employ a young woman researcher and carry out the research including salary and on-costs with the approximate amount of USD 12,000. Research partners will need to appoint a mentor to assist this young women researcher throughout this research programme.

APWLD will also support the young women researcher and their mentors to participate in capacity building workshops and provide advocacy or network opportunities.

Selection Criteria of the Research Partners

APWLD will select rural, indigenous, urban poor women organisations who will lead the FPAR on human rights for women in Kazakhstan, Kyrgyzstan, Uzbekistan, Tajikistan and Turkmenistan countries. We are seeking non-governmental, non-profit, grassroots based organisations that are:

  • Committed towards the enjoyment and realisation of the human rights of women at community level in Central Asia, particularly of the most marginalised ( rural, indigenous, migrants,poor urban or women in other minority groups);
  • Committed to conducting the 1.5 years Feminist Participatory Action Research process;
  • Committed to feminist participatory methodologies that increase democratic participation and leadership of marginalised women in the research;
  • Can provide the appointed researcher with internet and computer access for regular online communication with APWLD secretariat and online training.

APWLD will consider the following when selecting the ten organisations for this project:

  • Country representation in Central Asia;
  • Recommendations/ references by APWLD members;
  • Diverse human rights and development concerns of rural, indigenous, migrant and other marginalised women in Central Asia.

Application

Interested organisations shall submit:

For more information on APWLD BOOM CA FPAR program, you can download the Concept Note. Be kindly informed that we are accepting both language (English and Russian) applications, however we encourage you to do it in English.

Please send completed forms by Monday, 3 June 2019 to shoira@apwld.org (Please use the subject line: APWLD Application–BOOM CA FPAR 2019-2021_name of your organisation). Incomplete applications will not be considered and only selected applicants will be contacted.

For further questions, or if you need any help, please send an email to Shoira Olimova shoira@apwld.org.

[1]Central Asia: where power, politics and economics collide. Dr. Tamara Makarenko, Associate Lecturer University of Dundee and Partner, West Sands Advisor LLP, 2009

[2] This includes the crackdown of trade union activities, closing of Confederation of Independent Trade Unions of Kazakhstan, and new restrictions on the right to strike; Additional regulations governing NGO funding were adopted, requiring non-profits to report all foreign grants to the government within 10 days and to submit financial report after completion of the activities.

[3] World Report, Human Rights Watch, 2018

[4] Women in politics, <www.ipu.org/resources/publications/infographics/2019-03/women-in-politics-2019>, UN Women and Inter Parliamentary Union, 2019

[5] Although no country has legalised polygamy, but the number has increased. Many poor women support polygamy to find relief from difficult social and economic situation.


Совместное феминистское исследование с вовлечением сообществ для привнесения перемен в Центральной Азии!
(Feminist Participatory Action Research – FPAR) 2019 – 2021  
Поддержка женских организаций из сельских и местных сообществ и из сообществ мигрантов и городских бедных в Центральной Азии 

ЗАЯВКА НА УЧАСТИЕ

Последний срок подачи документов: 3 Июня 2019 года

Азиатско-Тихоокеанский Форум Женщины, Закон и Развитие (АPWLD) приглашает местные и общинные женские организации, стран Центральной Азии (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан) к участию в программе «Совместное феминистское исследование с вовлечением сообществ (FPAR)». Программа FPAR направлена на развитие потенциала, методов и ресурсов для поддержки женщин из сельских и местных сообществ, сообществ мигрантов и бедных городских женщин. В фокусе программы 2019 года будут вопросы доступа женщин к земле,  природным ресурсам и управления ими; достойного труда и оплаты; а также права голоса женщин (демократическое участие и физическая неприкосновенность). Центрально-Азиатский FPAR является частью программы «Выход из маргинализации» Азиатско-Тихоокеанского Форума Женщины, Закон и Развитие (Breaking Out Of Marginalization(BOOM), APWLD)

Предисловие

Центральная Азия до сих пор остается мало представленной в Азиатском регионе. Центральная Азия состоит из пяти стран, которые отличаются друг от друга в культурном и этническом аспектах и имеют разный опыт политических и экономических преобразований после развала СССР и приобретения независимости. Казахстан и Кыргызстан добились относительных успехов в переходе к рыночной экономике, в то время как Туркменистан и Узбекистан еще не завершили переходной этап. Таджикистан имеет промежуточные результаты.

Центральная Азия окружена странами, имеющими внутренние/трансграничные конфликты; Афганистан, где идет непрекращающаяся гражданская война (начиная с середины 1970х), Китай, где происходят конфликты связанные с сепаратистским движением в Синьцзянском автономном районе, Индия и Пакистан, конфликтующие из-за Кашмира, страны Южного Кавказа, где еще остаются неразрешенные конфликты и Иран находящийся в длительной экономической и политической изоляции. С учетом этих региональных реалий, страны Центральной Азии оказываются в центре внимания внешних игроков-стран, которые хотели бы получить контроль и власть над суб-регионом и в конечном итоге имели бы неограниченный доступ к природным ресурсам и земле Центрально Азиатских стран[1]. Конкурируя друг с другом внешние игроки вовлекают страны Центральной Азии в различные инициативы, которые могут частично противоречить друг другу (например, инициатива Китая «Один пояс один путь», Евразийское Экономический Союз (ЕАЭС), Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС), и тд.).

Переходный период к рыночной экономике во всех этих странах и сопутствующие этому политические, экономические и социальные преобразования усугубили неравенство и оказали негативное влияние на положение и жизнь женщин.

В связи с быстрыми изменениями в политических, экономических и социальных структурах, увеличиваются как случаи нарушений прав и основных свобод человека, так и угрозы представительной демократии. К примеру, в Казахстане власти задержали мирных протестующих, лидерам-активистам были предъявлены уголовные обвинения, а также уголовному преследованию подверглись независимые журналисты. Парламент принял законы, усиливающий контроль и ограничения для неправительственных организаций.[2] В Узбекистане власти сохраняют жесткий контроль над населением, резко ограничивая свободу объединений, слова и вероисповедания. Туркменистан остается одной из самых репрессивных и закрытых стран мира. Реформа 2016 года отменила ограничение срока президентства, тем самым предоставив президенту полную и неоспоримую власть. Власть безжалостно наказывает за любые альтернативные политические или религиозные высказывания; несмотря на гарантированную конституцией защиту свободы слова, и осуществляет полный контроль над доступом к информации. В Кыргызстане, несмотря на некоторые значительные улучшения в области прав человека, например таких как отклонение парламентом законопроекта об «иностранных агентах», который бы «демонизировал» многие неправительственные организации, все еще есть сложности с глубоко патриархальными и гетеро нормативными ценностями, что подтверждается находящимся на рассмотрении законопроектом по вопросам ЛГБТК. В Таджикистане продолжаются жестокие нарушения прав человека, с последующими арестами тех, кто критикует правительство, а также преследования родственников диссидентов, находящихся за рубежом.[3]

В то время как правительства в недостаточной мере или вообще не реагируют на рост религиозного фундаментализма, в регионе наблюдается быстрое распространение исламского фундаментализма, например, в Ферганской долине (которая расположена частично в Узбекистане и Кыргызстане). Зачастую правительства стран используют исламский фундаментализм в качестве предлога для ареста или преследования своих политических оппонентов, чтобы закрепить свое правление в регионе.

Такие экономические, социальные и политические условия региона не улучшают положение женщин. Страны Центральной Азии признают гендерное равенство в качестве предпосылки для устойчивого и всестороннего развития, как указано в национальных программах развития. В каждой стране имеются необходимые институциональные и нормативные механизмы, такие как национальные планы действий, планы действий по достижению гендерного равенства, политики, учитывающие гендерные аспекты. Однако по прежнему существуют проблемы связанные с соблюдением прав женщин, в особенности женщин из уязвимых групп, таких как женщины из сельских регионов, мигранты, малоимущие жительницы городов. Политическая поддержка прав женщин имеет декларативный характер, не привнеся значительных структурных изменений в странах Центральной Азии.

Патриархальные ценности и гендерная дискриминация по отношению к женщинам и их гендерным ролям в значительной степени определяют многие аспекты общественной и личной жизни женщин в Центральной Азии. Зачастую права женщин на собственность, землю и средства к существованию не признаются, включая их права на наследство, принятие решений и управление природными ресурсами. Обычное право, а также традиции бракосочетания в Центральной Азии не позволяют женщинам владеть землей и собственностью.

Кроме того, перераспределение земель в пользу крупных (иностранных) корпораций, чему способствуют торговые и инвестиционные соглашения, лишает людей земельных наделов и каких-либо возможностей для женщин реализовать права на землю и иметь средства к существованию.

Деградация земель, вырубка лесов, загрязнение почв и воды, утрата биоразнообразия, сокращение водных ресурсов являются основными проблемами региона, которые усугубляют проблемы со здоровьем и бедственное положение женщин. Со времен СССР страны Центральной Азии использовались в качестве хранилища радиоактивных отходов, площадок для добычи урана, сурьмы, ртути и других ископаемых, а также полигона для различных ядерных экспериментов. Страны региона имеют подземные залежи минералов и полезных ископаемых, привлекающие иностранные горнодобывающие корпорации, которые не заботятся об экологических, социальных и экономических издержках местных сообществ и стран в целом.

В большинстве стран региона гендерный разрыв оплаты труда высок, например, оплата труда женщин составляет всего 60-80% от суммы оплаты труда мужчин. Женщины часто сталкиваются с так называемым “стеклянным потолком”, который ограничивает карьерный рост и возможности занимать руководящие должности; и часто женщины сталкиваются со «скрытой» дискриминацией на рынке труда. Большинство женщин- трудовых мигрантов живут и работают в плохих условиях без каких-либо правовых гарантий.

Бедность, высокий уровень безработицы и низкая оплата труда вынуждают женщин из Центральной Азии становиться трудовыми мигрантами как внутри так и за пределами региона. Большинство женщин-мигрантов из Центральной Азии работают в неформальном секторе трудового рынка, часто в условиях, схожими с рабскими, в качестве домашнего персонала, сиделок, медсестер, работают в сфере предоставления услуг, общепита, продавщицами на местных рынках и рабочими в швейных цехах, а также в сфере коммерческого секса.

Участие женщин в политической жизни резко сократилось. Представительство женщин в парламенте Казахстана составляет около 27,1 процента, 25 процентов в парламенте Туркменистана, 19 процентов в парламенте Таджикистана, 16 процентов в Узбекистане и 19,2 процента в парламенте Кыргызстана.[4]

Насилие в отношении женщин широко распространено, в частности это насилие в семье, экономическое насилие, торговля женщинами, кража невест и ранние браки, которые происходят при попустительстве властей и других значимых негосударственных структур. Правительства не смогли должным образом отреагировать на торговлю людьми в сексуальных целях, в то время, как многоженство становится фактической реальностью для женщин в Центральной Азии[5].

Также значительно увеличилось количество случаев сексуальных домогательства на рабочем месте, доступ женщин к правосудию остается системной проблемой, учитывая доминирующие патриархальные ценности в обществе, а также тот факт, что большинство работающих женщин заняты в неформальных, нерегулируемых и незащищенных секторах.

Азиатско-Тихоокеанский Форум Женщины, Закон и Развитие (APWLD) верит, что «развитие» должно приносить пользу бедным и социально уязвимым женщинам в Центральной Азии. Женщины способны лучше всех распознавать как проблемы, так и их решения. С 2013 года APWLD объединилась вместе с организациями сельских и местных женщин, женщин-мигрантов, бедных городских женщин и другими организациями в регионе в едином призыве к Справедливому Развитию. Справедливое Развитие соблюдает права человека, защищает достоинство, благосостояние людей и укрепляет солидарность, сокращая неравенства между странами, между богатыми и бедными, между мужчинами и женщинами.

Азиатско-Тихоокеанский Форум Женщины, Закон и Развитие (APWLD), верит в силу местных феминистских движений. Для того, чтобы бросить вызов существующей модели развития и отстаивать права женщин, нужны сильные организации сельских женщин, местных сообществ, мигрантов и городских жителей. Необходимо усилить их потенциал для того, чтобы они могли документировать факты лишения доступа к ресурсам и изменения их жизни вследствие потери доступа к ресурсам, могли активно участвовать в процессах принятия решений используя собранные доказательства и могли бы создать сильное феминистское движение, которое взаимодействуя с другими движениями могло бы требовать подотчетности от правительства, а также других негосударственных структур, подталкивая к решению системных проблем по соблюдению прав женщин, в том числе на землю и устойчивое развитие.

В целях усиления потенциала женских организаций в проведении документирования нарушения их прав для защиты и борьбы за права человека, APWLD поддержит 8-10 женских организаций в проведении феминистского исследования с вовлечением сообществ (FPAR) для привнесения перемен «Поддержка женских организаций из сельских и местных сообществ и из сообществ мигрантов и городских бедных в Центральной Азии».

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАШЕМУ СОВМЕСТНОМУ ФЕМИНИСТСКОМУ ИССЛЕДОВАНИЮДЛЯ ПРИВНЕСЕНИЯ ПЕРЕМЕН!

8-10 местных организаций будут отобраны для совместной работы с Азиатско-Тихоокеанским Форумом Женщины, Закон и Развитие в течении 1,5 года (с июля 2019 по март 2021 гг.) для того, чтобы задокументировать:

а) Воздействие нарушений прав женщин из сельских и местных сообществ, сообществ мигрантов и городских бедных женщин на местном или страновом уровне, с фокусом на следующие три тематические области:

i.Доступ к земле и природным ресурсам и контроль над ними

ii.Достойный труд и оплата

iii.Голос женщин и независимость

б) Решения принятые сообществами и требование Справедливого Развития.

Участницы программы будут ознакомлены с подходом работы на основе прав человека, методами феминистского исследования; эдвокаси деятельности для поддержки перемен. Они будут обучены международным документам по правам человека а также методам, основанным на соблюдении прав человека, применимым в их сфере исследования. Посредством комбинации личного общения и цифровых технологий, они будут:

  • Распространять полученные знания в своих сообществах,
  • Обучаться навыкам проведения совместного феминистского исследования, а также разработают и реализуют план исследования для сообщества. Планирование эдвокаси кампании будет проходить во время тренингов, для того, чтобы каждое исследование имело четкую цель и задачи, которые будут включены в отчет о проведенном исследовании.

Поддержка выбранных местных партнеров

APWLD предоставит гранты 8-10 организациям для того, чтобы те могли поддержать молодую женщину исследователя для проведения FPAR в сообществах. Бюджет гранта должен включать заработную плату исследовательницы и другие сопутствующие расходы. Общая сумма бюджете не должна превышать 12,000 долл. США. Организациям будет необходимо назначить руководителя, который будет помогать молодому специалисту на протяжении всей этой программы. APWLD также поддержит молодых женщин-исследователей и их руководителей в участии на тренингах по развитию потенциала, обеспечит поддержкой эдвокаси кампанию и окажет содействие в пострении сети организаций.

Критерии отбора партнеров:

APWLD выберет организации из числа местных женских организации, которые сами являются или же работают с женщинами из сельских, местных сообществ, сообществ мигрантов или городских бедных женщин. в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Узбекистане и в Туркменистане. Мы ищем неправительственную, некоммерческую, местную организацию которая:

  • Привержена правам женщин на уровне сообществ в Центральной Азии, в частности правам наиболее маргинализированных групп (сельские, местные, мигранты, уязвимые городские жители или женщины из других групп меньшинств);
  • Может провести и участвовать в течении 1,5-лет феминистское исследование с вовлечением сообществ;
  • Привержена методам проведения совместных феминистских исследований, повышающих демократическое участие и лидерский потенциал уязвимых женщин;
  • Может обеспечить исследователя компьютером и доступом в Интернет, и другим необходимым для регулярного онлайн-общения с секретариатом APWLD и онлайн-обучения.

В процессе отбора 8-10 организаций для участия в данной программе, APWLD будет учитывать следующие критерии:

  • Организация представляет одну из стран Центральной Азии;
  • Рекомендации от организаций членов APWLD;
  • Опыт работы в сфере прав женщин, в особенности с сельскими и местными женщинами, женщинами мигрантами, и другими социально уязвимыми женщинами в Центральной Азии.

Предоставляемые документы

Заинтересованные организации должны предоставить следующие документы:

Для получения подробной информации о программе BOOM FPAR, ознакомьтесь с Концепцией программы. Спешим проинформировать Вас о том, что мы принимаем документы, подготовленные как на английском, так и на русском языках. Но просим Вас отправлять Ваши заявки на английском языке.

Пожалуйста, присылайте заявки для участия до 3 июня 2019 года по электронной почте: shoira@apwld.org. с темой письма:«APWLD Application_ Название организации_BOOM CA FPAR 2019-2021». Для более подробной информации можете обратиться к Шоире Олимовой по электронной почте: shoira@apwld.org

[1]Central Asia: where power, politics and economics collide. Dr. Tamara Makarenko, Associate Lecturer University of Dundee and Partner, West Sands Advisor LLP, 2009

[2] Это включает подавление профсоюзной деятельности, закрытие Конфедерации независимых профсоюзов Казахстана и новые ограничения и правила проведения митингов.   Были приняты дополнительные требования, регулирующие финансирование НПО, согласно которым некоммерческие организации должны сообщать правительству обо всех иностранных грантах в течение 10 дней после подписания контрактов и предоставлять финансовый отчет после завершения деятельности.

[3] World Report, Human Rights Watch, 2018

[4] Женщины в политике, <www.ipu.org/resources/publications/infographics/2019-03/women-in-politics-2019>, UN Women and Inter Parliamentary Union, 2019

[5] Несмотря на то, что полигамия не разрешена законом ни в одной из стран, число многоженцев растет. Многие бедные женщины поддерживают полигамию как метод улучшения трудной жизненной ситуации.